Отчего люди идут на необоснованный риск?

Отчего люди идут на необоснованный риск?
Что принуждает нас скакать с парашютом, да еще и платить за это денежные средства? Чем следуют рыбаки за торнадо? На данный и прочие вопросы сумели ответить специалисты из Соединенных Штатов.
Знаменитый фотограф либо военнослужащий инструктор для принятия картинки и видео способны идти на риск. Берите, к примеру фотокартины атлантического моржа: чтобы сделать успешный фотоснимок, фотограф подплывает через трещинки во снегу к 1,5–бонтонный глыбе с общим ртом резких как бритва зубов…. Для чего они это делают?
Врач и специалист Дэвид Зельд (Joseph Zald) имеет собственные суждения на данный счет. С его точки зрения, в центре разгадки располагается синтетическое вещество под наименованием дофамин – это нейромедиатор, «гормон счастья», который улучшает центр наслаждения мозга. Он отвечает за ощущение ублажения, которое приобретает фотограф, когда, ему получается избежать челюстей атлантического моржа, а затем еще и разместить собственную деятельность на обложке National Geographic. Это все исходит от гормона дофамина. Однако далеко не у всех он синтезируется в огромных «дозах».
Дэвид Зельд пояснил, отчего одни люди ведут так, иные – по-другому. Является, что различные люди имеют различные значения дофамина, и те, кто наклонен к риску, в большинстве случаев, синтезируют его больше, чем примерно. Также при сканировании головного мозга, Зельд нашел, что люди, которые более предрасположены к риску, имеют меньше особых рецепторов, ограничивающие допуск дофамина в мозг.
Дофамин помогает пробуждать чувство ублажения, когда мы производим цели: чем опаснее и труднее цель – тем больше мы акцентируем дофамина. Также, молекулы на плоскости нервных клеток, специальные сенсоры, контролируют применение этого нейромедиатора, и также оказывают влияние на наш «аппетит» к риску,– разъясняет эксперт.