Ибица и про нее

06056568

Остро ощущающий природу создатель серии видов — вкусных, потушенных солнцем садов и приятных парков — Сантьяго Русиньоль довольно часто был на Балеарских островах. В 1912 году в публикации, посвященной Ибице, он представил ее «белым островом». Олицетворение взялась, впрочем с первого взгляда она может показаться необычной по отношению к разноцветному, врастающему в зелени и оттенках острову. Но стоит выяснить его ближе, чтобы осознать, что имел в виду каталонский дизайнер.

Вариантом, раскрывающимся с холмика Пуч-де-Мисса в поселке Санта-Эулария-дес-Риу на западном побережье Ибицы, можно наслаждаться длительное время. Блещущее на горизонте море, к нему ярусами опускаются дома в обрамлении расцветающих олеандров. Слева расположились белеющие бугры с белыми вкраплениями зданий.

Вверху, у их подножия, показывается засохшее направление речки, одной на полуострове, — она и дала наименование городу. Через речку перекинуто 2 моста. Один из них, Старый мост, скорее всего был сконструирован еще римлянами, когда в точности — неясно. Он оброс живописными баснями и суевериями: то вам поведают, как сам Сатана собирался пройти мост, а был твердо остановлен региональным священнослужителем, то обучат, как обзавестись своим троллем — вернее, его региональной разновидностью.

Эльф Ибицы, небольшой безобразный человек с большой головой и непропорционально длинными конечностями, зовется «фамелиар». Обжорливое и невыносимое, а временами необходимое в хозяйстве создание — данный персонаж твердо зашел в мифологию острова. Если кто-то попытается лично с ним ознакомиться, то вот аннотация: ночью на Сан-Хуан (то же, что наш Евгений Мыла) нужно выйти под Старый мост, дожидаться, когда разболтается чародейная трава, оборвать ее и вместить в темную бутылку. И скоро в ней должен выйти небольшой фамелиар. Основное, заблаговременно придумайте троллю занятие, и предпочтительно потяжелее. Так как он сразу же от вас будет требовать: «Работа либо обед!»

Тут, на «молитвенном холме» — так переводится с каталанского наименование Пуч-де-Мисса — разместился этнографический музей. Под него был переделан стандартный деревенский дом Кан-Рос, таким образом обстановка здесь аналогичная — семейная. Узнать больше про туризм можно на сайте turist.msk.ru.

Выставка незначительная, но несмотря на это крайне явная: кроме классических костюмов, драгоценностей, утвари и приборов есть реальный старинный пресс и неподвижные жернова для изготовления сливочного масла. Чтобы разделаться с данными «бытовыми приборами», требовалось шесть сильных парней и одна кобыла.

Баррау был не одним, кто попал под очарование острова. Вначале сюда стала ездить испанская богема, которая задыхалась в стране, очутившейся в 1936 году под ботинком адмирала Франко. Общественно-политические шторма эры не затронули этих мест. После этого на полуостров отправились единомышленники из не менее выключенных кромок, чему содействовала постройка аэродрома в 1958 году.

В начале 60-х на Ибицу стартовало путешествие североамериканских и азиатских волосатый. Они заезжали сюда без средств к существованию, поселялись в скрытых уголках острова, пещерах и на запущенных фермах и отдавались миролюбивый жизни далеко от бурно развивающейся культуры. Региональные глазели с сомнением на «детей цветов» — косматых иностранцев в писаный и временами достаточно открытой одежде — и сначала относились к ним терпимо: распределялись едой и не мешали их необычному быту по соседству.

А, пожалуй, основная постройка на холмике Пуч-де-Мисса — устаревшая церковь, к которой ведут большие неподвижные передачи. Ее белые стенки источают такой ослепительный свет, что больно глазам. Нужно жмуриться, чтобы пересмотреть церковь получше. А, как и все соборы на Ибице, она не впечатлит внутренним рисунком — его просто-напросто нет, если не думать затейливого развода веток и листочков, фантомом падающего на свежевыбеленные стенки. Лишь непосредственные линии, мягкие извивы арок и заливающая все вокруг белизна.

Во внешней галерее постройки можно, в конце концов, предоставить отдых глазам — чтобы заметить мощные колонны и тучные стенки, укрывавшие жителей от набегов пиратов, для которых Ибица в течение нескольких веков была вкусным куском.

Такие все церкви на полуострове: тучные неподвижные стенки, мощные сделанные из дерева двери, воздержанное внутреннее место. Вызолоченный жертвенник — единственное украшение дизайна.

Питиузский архипелаг довольно часто мучился от пиратских набегов. Поэтому по всей прибережной линии в XVI-XVIII веках были построены сторожевые вышки. При этом размещались они так что, чтобы с каждой была заметна располагающаяся рядом — это давало вероятность по цепочке транслировать при помощи огня знаки о нападении и извещать граждан. Отныне эти неподвижные здания, приземистые клетчатые ладьи со стенками шириной 2,5 метра, формируют свойственный вид берега Ибицы и располагающейся рядом Форментеры.

Одна из башен на северо-востоке острова, на мысе Кап-дес-Жуэу, вошла в роман испанского сочинителя Бласко Ибаньеса «Мертвые повелевают». Мероприятия снова и снова отдают богатыря к «башне Пирата», с которой сопряжены его мучения и веры. Вообще вышка известна под названием Торре-дес-Савинар, другими словами «башня можжевеловых зарослей».

Речь в данном случае идет о региональной вариации — красноплодном можжевельнике, известном на архипелаге и являющемся тут святым. Он ценится из-за крепкой как камень древесной породы, еще это значительная часть экосистемы островов, в связи с тем что его производительная разветвленная корневая технология держит береговые дюны. В честь данного необходимого во всем растения даже назван шлюз на Форментере — Ла-Савина.

В Ла-Савину идет паром из порта Ибицы — столицы острова. Это один метод угодить на Форментеру, если, разумеется, не принять на работу приватный катер. Форментера — совершенно небольшой островок, всего 83 квадратных км. Слабый и пахнущий хвоей, он представляет собой тревожную иллюстрацию: ясный песок, великолепные пляжи, скрытые дорожки среди сосен и зарослей можжевельника. Всю данную красоту можно обхватить взглядом со визирный площадки в Са-Талайасса на западе острова — самой его повышенной точки.

Стоит на секунду оторваться от созерцания великолепного вида и посмотреть себе под ноги — чтобы ознакомиться с основным знаком Форментеры. Всюду шныряют небольшие сине-зеленые ящерки. Они широко ощущают себя на данной земле и совершенно не опасаются людей. И этих пресмыкающихся на самом деле много.

В особенности компанейских можно повстречать вокруг маяка Фар-де-ла-Мола, рядом с деревенькой Эль-Пилар. Передовик, сконструированный в 1861 году, стал макетом «маяка на концу света» в необыкновенном романе Жюля Верна «Гектор Сервадак». В честь французского сочинителя тут даже определили краткий монумент.

Собственной фантастической аккуратностью береговые жидкости островов должны посидонии — растению, которым уложено дно моря. Данная океанская трава питает воду кислородом, чистит ее и служит жилищем для многих маленьких подводных граждан. Колониям посидонии не менее 4 миллионов лет, и региональные власти сделали все вероятное, чтобы отстоять непрочную экосистему. Так вышел естественный парк Сес-Салинес, прилегающий северную хвост Ибицы, юг Форментеры и все земное место между ними.

Парк Сес Салинес. Наименование парку дали соляные моря на северной оконечности Ибицы, в муниципалитете Сан-Жузеп-де-са-Талайя. Сахар на полуострове доставали еще финикийцы и карфагеняне, и подготовки не прерываются до настоящего времени. Здешняя сахар остается элитным брэндом, который с успехом вывозится, которым очень гордятся и который в особенности прекрасно расползается в роли сувениров с острова. А блестящие на солнце соляные насыпи — вторая черная деталь в совместной картинке.

По проезжей части из столицы в Сес-Салинес располагается скромная церковь Сан-Франсеск-де-С’Эстань. Сконструирована она была по указу испанского короля Карла III — специально для сотрудников в наше время наоборот церкви определили монумент, чтобы отдать должное тяжелому труду соледобытчиков.

Фигура мужчины с корзиной на голове, будто закусанная солью, — мощный, незабываемый вид, родившийся у архитектора Педро Хуана Ормиго. Это далеко не единственная его работа на полуострове — способный дизайнер черпает наитие в близких местах.

Сделанный из алюминия Сверток/Листок/Волнистый Листок. Скорая поставка. Оптовая стоимость. Приобретите рентабельно!
Сказываются на его творчестве и 3 года участия в исторических работах в рыцарском месяце Ибицы-столицы.

Данный квартал, Далт-Вила, огороженный импозантными крепостными стенками эры Восстановления, — одно из наиболее любопытных мест на полуострове. Крепость интегрирована в перечень Мирового наследства Unesco, к слову, как и парк Сес-Салинес. Угодить в нее можно некоторыми методами, основной же вход — ворота Сес-Таулес, основные в арочную галерею и двор Патио-де-Армас. Однажды в нем открылся первый хиппи-маркет.

Как в любом знаменательном центре, в крепости Далт-Вила очень приятно побродить, давая возможность прошлому возрождать среди древнейшей неподвижной кладки и излучистых тесных улочек. На одной из них, в нише стенки, организована небольшая часовня Священного Кириака в память об отвоевании каталонцами острова у арабов 8 сентября 1235 года.

По улочке можно выходить на Пласа-де-ла-Катедраль, чтобы посмотреть на коллекции Исторического музея и пройти в храм Непорочный Марии. Жесткое готическое сооружение XIV столетия внутри получило роскошные барочные черты. В центре внимания — фигура Девы Марии Снежной, покровительницы острова.